"7 секунд"

Глава 5

Наступило утро второго дня в квартире родителей Энни, двадцатитрехлетней девушки, в чье тело ворвалась Тинкербелл. После недели, проведенной в больничном стационаре, это место показалось просто эталоном комфорта и уюта. К тому же женщина, которая при каждом своем появлении рядом, начинала диалог с фразы: «Милая, я твоя мама», готовила весьма недурно, по крайней мере, опять же в сравнении с едой в больнице. И вот снова до Тинкербелл донесся приятный аромат, и послышались шаги за дверью ее комнаты.

«Милая, я твоя мама», — мысленно в один момент с вошедшей женщиной сказала Белли.

— Как спала? Я приготовила твои любимые сырнички. Ты голодна?

Тинкербелл кивнула.

— Хочешь, я принесу их сюда, а ты больше лежи.
— Я устала лежать, — сказала Белли.
— Тогда, опирайся на меня, я провожу тебя в кухню.

Белли пришлось воспользоваться помощью женщины, так как ей действительно трудно было перемещаться самой. Тело было тяжелым, и при каждом шаге боль отдавала в колене так сильно, что нога подкашивалась, и в дополнении к этому при ходьбе постоянно кружилась голова.

Пока фея ела, мама Энни сообщила ей, что сюда едет Макс, навестить ее. Что они с ним дружны с детского сада. Женщина принесла фотоальбом и стала торопливо его листать, тыкая пальцем в фото и очень много и быстро рассказывая какую-то информацию из прошлого Энни. Все это вызывало в фее лишь раздражение. Поэтому, оперативно позавтракав, она сказала, что хочет вернуться в свою комнату.

Вскоре пришел Макс. Он сел в кресло рядом с кроватью.

— Я принес тебе еды из Мака, — полушепотом сказал он. – Она в машине, если хочешь, я могу принести.
— Откуда?
— Не помнишь Мак? Макдональдс.
— Нет.
— Ты любишь чизбургеры, картошку по-деревенски и сырный соус. Но твоя мама это не одобряет.
— Серьезно? Позже попробую, сейчас я сыта.
— Отлично, — улыбнулся Макс и протянул кулак в сторону Тинкербелл.

Фея инстинктивно подалась в сторону от руки.

— Совсем ничего не помнишь… это наше приветствие, — грустно сказал Макс.

Он попытался показать на своих руках, как это обычно выглядело. Фея равнодушно наблюдала за непонятными действиями.

— Ты знаешь Питера Пэна? – спросила Тинкербелл.
— Эм-м.. Да. Наверное.. ну тот, что из сказки? – неожиданный вопрос феи поставил Макса в тупик.
— Да.
— Ну так, кажется мультик в детстве смотрел, диснеевский.
— А сейчас не знаешь, где он?
— Кто? Питер Пэн?
— Да.
— Нет, Энни, не знаю. А зачем …
— Погоди, — прервала его Белли. – Он же тут Майкл. Майкла Джексона ты знаешь?
— Конечно! Кто ж его не знает!
— Отлично, — радостно воскликнула фея. – И ты знаешь, где он?
— Он ведь, кажется, умер, если не ошибаюсь, в 2009 году.
— И где это произошло?
— В Америке.
— Покажешь?
— В смысле? Тебе загуглить?
— Что такое загуглить? Мне надо полететь туда, или, как там у вас, пойти.
— Энни, я никак не покажу тебе. Это же Штаты.
— Но ведь Штаты в этом мире?
— Да, в этом, но это другая страна.
— А мы в какой?
— Мы в России, Эн. И для поездки в Штаты нам нужна виза.
— Виза? Что это?

Макс объяснил Тинкербелл, что в мире существуют разные страны, между которыми есть границы и определенные политические взаимоотношения, устанавливающие режим перемещения для граждан в другие государства.

— Между Штатами и Россией все сложно. Американскую визу получить целая проблема. А гражданство, то и подавно, — закончил Макс.
— Вот же дикость! Люди сами себе поставили ограничения на перемещение по собственной планете!
— Я согласен, Энни, люди вообще странный народец, но уж так вышло. Поэтому мы с тобой вряд ли в скором времени сможем попасть в Америку.
— А далеко до нее из России?
— Очень… Это другой континент. Между нами со всех сторон океаны.
— Их ведь можно перелететь. Люди же создали летательные аппараты.
— Я не могу с тебя, Эн, — рассмеялся Макс. – Ты разговариваешь, как с прошлого века. Летательные аппараты… Самолеты. Кроме того, есть вертолеты, и даже ракеты.
— Мы можем осуществить полет с помощью них. Так ведь?
— Нет, не можем. Во-первых, ни ты, ни я, не можем управлять ни одним из летательных аппаратов, — по лицу Макса невольно скользнула улыбка при цитировании выражения Белли, — а во-вторых, границу мы даже на самолете не пересечем. Нас вынудят сесть или собьют к едрене-фене за вторжение. Давай я тебе лучше на ноуте покажу Форест Лаун и Джексона, и, если хочешь, почитаешь что-нибудь на тему или видосы посмотришь на ютубе.

Макс взял со стола ноутбук Энни.

— Ты мне можешь сейчас показать Америку с помощью этого механизма?
— Да, с помощью этого механизма, — снова улыбнулся Макс, – я могу показать тебе все, что захочешь. В инете есть абсолютно все.
— О как!

Фея с нескрываемым любопытством наблюдала за действиями Макса.

— Это поисковик, гугл, вот сюда вбиваешь то, что хочешь найти. Вбиваем Майкл Джексон.

Фея буквально прилипла к экрану.

— Эн, хочешь, сама посмотри, ставь себе его на колени, нажимать надо вот сюда, вот так скролить, ну листать, так переходить. Все просто. Здесь фотки, а здесь раздел видео, тут статьи.
— А тут почему после перехода ничего нет?
— Эм-м, ну просто сервак походу не доступен.
— Объясни.
— Нет доступа к серверам, где сейчас хранятся эти данные. Может там свет вырубили, я понятия не имею.
— Данные хранятся где-то физически? – глаза феи округлились.
— Ну да, на серверах.
— Погоди, вы ведь используете воздушную передачу данных? Я вижу, что данный механизм автономен, — Тинкербелл подняла ноутбук и провела рукой под ним и вокруг него.
— Да, ноут без проводов. Заряда батареи тебе, кстати, хватит на полчаса, а после этого надо воткнуть вон тот провод. Инет уже давно беспроводной, вай-фай. Я не пойму, чем ты озадачена.
— То есть вы используете эфир, — фея запнулась и сразу же исправила себя, — то есть воздух, лишь для передачи данных, но не для хранения?
— Эм-м, ну да. По факту даже облачное хранилище на самом деле не облачное, а металлическое,  – задумался Макс. – Просто передаем и получаем огромные объемы информации.
— Люди не перестают меня удивлять. Ну спасибо, Клиффею хотя бы за это…
— Кому? Клиффею? Это что?
— Неважно. А что это за символы?
— Это на английском. Нажми вот сюда – перевести на русский.
— А почему написано так, что сразу не прочтешь?
— Потому что писал носитель английского языка, Эн, — раздраженно ответил Макс. – У тебя какая-то очень странная амнезия.
— А почему нельзя писать так, чтобы всем было понятно?
— Потому что в мире нет общего языка. В разных странах разные языки. Английский считается международным и его многие знают. И я в том числе.
— А почему я не знаю?
— Потому что в школе и универе ты учила французский в качестве иностранного языка. И на все мои уговоры выучить английский ты посылала меня куда подальше, хотя я дипломированный переводчик!
— А на каком языке говорим мы с тобой?
— На русском.
— А у Пита.. Майкла какой язык?
— Английский!
— Это усложняет.

Фея включила воспроизведение самого первого видео, которое ей выдал гугл. Это была песня Black or White.

— И куда тут нажать, чтобы это было на русском?
— Никуда. Майкл не станет петь на русском. Если есть субтитры, я тебе их подключу. Если хочешь узнать перевод либо загугли Black or White на русском, вот так. Либо отсюда скопируй английский, и вот сюда в гугл транслейт вставь и выбери русский.
— Как странно и неудобно. Зачем вам столько языков, когда можно разговаривать на одном и прекрасно понимать друг друга? – спросила фея, мысленно сокрушаясь о том, что ее способность ретрансляции смысла речи в этом мире не открыта.
— Не знаю, — устало ответил Макс. – После аварии тебя прям на философию потянуло.
— Научишь меня английскому? Вот эти все манипуляции совершать крайне не эффективно.
— Эн, это дело не одного дня, а ты такая неусидчивая!
— Мне надо понимать этот язык. Очень.
— Ладно, отдыхай, мне уже пора, сейчас тебе твои ништяки из мака принесу и поеду. Завтра с учебниками к тебе приду. Надеюсь, за ночь твоя жажда к изучению не пройдет.
— Не пройдет.



Перейти к О книге «7 секунд». . Вернуться назад — Глава 4 .